Июль 06, 2012

Фонтаны Рима

«Съездить в Рим стоит уже хотя бы ради того, чтобы взглянуть на фонтаны», – считал английский поэт Перси Биши Шелли, а итальянский композитор Отторино Респиги создал симфоническую поэму «Фонтаны Рима», в которой – от пасторали на рассвете до скерцо на закате – он изобразил четыре самых известных городских фонтана. «Танцы тритонов и наяд в пронизанных солнечным светом брызгах» – так сам Респиги сказал о своем творении.

Фонтаны в Риме есть всюду — на улицах и площадях, в скверах, садах и патио. Отовсюду плещет, журчит, извергается чистейшая вода из Тибра и подземных источников в окружении сонма морских существ и мифологических персонажей.

Искусствоведы считают, что своим великолепием римские фонтаны обязаны разгулу стиля барокко, но сама традиция уходит корнями в античные времена. В столице Римской империи насчитывалось более шестисот фонтанов. Эти сооружения, правда, служили не столько эстетическим, сколько утилитарным целям: снабжали город питьевой водой, а еще чистоплотные римляне ежедневно совершали омовения. Вода доставлялась через систему знаменитых римских акведуков, некоторые из которых используются и поныне. А вода в римских фонтанах и по сей день является питьевой…

Самые известные фонтаны в Риме проектировал скульптор и архитектор Джованни Лоренцо Бернини. Именно его творения в первую очередь предстают взору гостей города. Правда, знаменитый фонтан Треви Бернини не удалось закончить: спустя век его завершил другой мастер — Никола Сальви. Зато фонтан Тритона на Пьяцца Барберини, в виде фантастического существа, получеловека-полурыбы, выдувающего воду из раковины, — это творение мастера, завершенное в 1642 году. Согласно легенде, во время всемирного потопа, когда морская вода затопила все земли, Нептун попросил своего сына Тритона затрубить в раковину — и волны расступились. Фонтан создавался по заказу папы Урбана VIII, чтобы благоустроить площадь перед дворцом, принадлежавшим его семье, и поэтому украшен гербом Барберини.

На этой же площади есть и более скромная работа Бернини, изображающая раскрытую ракушку с тремя пчелами, — это герб семьи Барберини, к которой и принадлежал Урбан VIII. Надпись на ракушке гласит: «Урбан VIII построил этот фонтан… в 1644 году, на XXI году пребывания на папском престоле». Бернини закончил работу за два месяца до празднования 22-й годовщины правления Урбана и позволил себе написать «XXII». В Риме это вызвало возмущение. Горожане злословили, что Барберини украл весь мир, а теперь хочет украсть и время. Племянник папы нанял какого-то каменотеса, чтобы тот незаметно стесал последнюю цифру. И… папа Урбан VIII умер за несколько дней до годовщины.

Неподалеку, на Пьяцца де Спанья, находится первое детище Бернини — фонтан Баркаччия («Старая лодка»). Скульптор создал его по проекту своего отца Пьетро Бернини. Выглядит он весьма скромно: журчащий водопад, изливающийся из полузатопленной лодки. Говорят, скульптор ее изобразил потому, что во время одного из наводнений на площадь перед церковью Тринита Дей Монти вынесло лодку. Это сооружение, законченное строителями в 1629 году, считается одним из первых образцов стиля барокко в Риме.

На Пьяцца Навона можно полюбоваться двумя творениями Бернини — фонтаном Четырех рек, изображающим величайшие, по мнению мастера, водные артерии четырех частей света — Ганг (Азия), Дунай (Европа), Рио-да-ла-Плата (Америка) и Нил (Африка), а также центральной фигурой фонтана Мавра. Сам фонтан с фигурами тритонов и дельфином в центре был творением Джакомо делла Порта, созданным им за четверть века до рождения Бернини. В северной части Пьяцца Навона находится еще одно творение делла Порта — фонтан Нептуна. Большинство фонтанов, которыми ныне гордится Рим, начали создаваться после 1570 года — именно тогда восстановили древний акведук, который мог снабжать их водой. Акведук назвали Аква Вирго («Вода девы»).

Об истории создания фонтана Четырех рек повествует биограф мастера. В 1644 году папа Иннокентий X решил возвести рядом с семейным дворцом обелиск, привезенный в Рим из Египта императором Каракаллой. Многие архитекторы представили папе свои проекты, но Бернини участвовать в конкурсе не предложили: о нем ходила дурная слава — спроектированные им колокольни для церкви Святого Петра дали трещины, и их пришлось снести. Однако среди римской знати нашелся родственник папы, который восхищался талантом Бернини. Он уговорил мастера создать свой макет фонтана, установил его у себя в гостиной, а после торжественного и весьма обильного обеда «нечаянно» показал его Иннокентию X. Тот был настолько поражен этим творением, что без колебаний отдал заказ Бернини.

Надо сказать, что папа Иннокентий X настолько увлекся строительством фонтанов, что даже ввел дополнительный «фонтанный» налог. Тогда в Риме появилась такая поговорка: «Pane, pane, non fontane!» («Хлеба, хлеба, а не фонтанов!»)

Как и сам Рим, его фонтаны окружены сонмом легенд — некоторые из них правдивы, а другие настолько красивы, что в них хочется верить. Особенно когда любуешься этими творениями человеческого гения, осененный отблесками сверкающих струй…

Похожие статьи: